?

Log in

Оригинал взят у u_t_o_p_i_y_a в Муниципальные выборы в Кузьмолово

Муниципальные выборы в Кузьмолово

Сплошной позитив)))

22 апреля я побывала на муниципальных выборах в  Кузьмолово, на 183 участке, в качестве доверенного лица кандидата в депутаты Багаутдинова Марата Раисовича. Оказалась я там таким образом:

До выборов

Выбирались одновременно 15 депутатов (конкурс по 3-6 кандидата на место) в 15 муниципальных округах Кузьмолово. Местные выборы в Лен.области, оказывается, очень значимы, местные депутаты имеют большой вес, решают важные и дорогостоящие вопросы. Поэтому между кандидатами развернулась полноценная борьба, в которой они использовали те способы… которые для них были приемлемы. Самая горячая борьба была между группировкой от Едра (которая раньше была у власти и хотела не упустить власть) и независимыми кандидатами (от всех остальных партий, которые хотели изменить сложившиеся порядки в Кузьмолово). Некоторые способы предвыборной борьбы приобрели широкую огласку:

  1. Административно-канцелярский способ. Вышестоящая избирательная комиссия – ТИК – занимается регистрацией кандидатов. Она не уполномочена принимать решения кого регистрировать, а кого нет, она должна была зарегистрировать всех, обратившихся к ней. Тем не менее, ТИКу показались подозрительными паспорта большинства независимых кандидатов! Ещё бы! У одного кандидата на странице 19 стояла отметка «аннулировано» поперёк штампа о ранее выданном заграничном паспорте! (Внимание, кто уже менял свой загранпаспорт на новый – открываем свои российские паспорта и все убеждаемся в их недействительности!). У другого в штампе о прописке слово «Кузьмолово» было написано таким почерком, что мягкий знак ТИКу показался твёрдым! Ну как  же добросовестный ТИК  может зарегистрировать таких подозрительных кандидатов! Совсем они уже там в своём госдепе, даже паспорта нормально подделывать не умеют! Но независимые кандидаты не сдались, обратились в суд. Суд признал мягкий знак – мягким, пометку «аннулировано» уместной, и заставил ТИК зарегистрировать большинство независимых кандидатов. Интересно, что паспорта всех кандидатов от Едра устроили ТИК с первого же раза и без всяких судов! Как Вы думаете, это случайное совпадение?
  2. Что-то сильно напоминающее покупку голосов. За несколько недель до выборов в местном доме культуры был организован совершенно законный (так, по крайней мере, признал местный суд), широкомасштабный найм агитаторов. Чтобы стать «агитатором» нужно было прийти в клуб, показать паспорт С КУЗЬМОЛОВСКОЙ ПРОПИСКОЙ и получить 500 рублей! Можно было принести паспорта своих родственников или соседей – их всех записывали в «агитаторы» и выдавали по 500 руб. на каждого. Заключали договор, на руки его не давали, никаких требований не предъявляли, никаких агитационных материалов не давали, только сообщали за кого тебе нужно… э-э… агитировать, в соответствии с пропиской, разумеется! Никакого ограничения в количестве «агитаторов» не было, готовы были принять любого с соответствующей пропиской! В принципе, не так уж и дорого было нанять в «агитаторы» 100% избирателей – кандидат по одному муниципальному округу гарантированно проходил, если за него набиралось 150 голосов.  На крыльце ДК выстраивалась очередь из пенсионеров и люмпенов, всем хотелось 500 рублей стать «агитатором»! Для надёжности «агитаторам» предлагалось получить ещё 1000 рублей, но потом. В день выборов на выходе из помещения для голосования проголосовавших «агитаторов» пометят, и скажут куда идти за тысячей. Не проголосовавшие, полагаю, тысячи не получат! Расчёт, вероятно, был на то, что эта тысяча заставит-таки людей не полениться и дойти до УИКов, ну и от такой неслыханной щедрости люди почувствуют себя обязанными и хоть только свой голос, да отдадут «оплатившему агитацию» кандидату.  Это была характерная особенность этих выборов – шатающиеся внутри и вокруг помещения для голосования, разной степени вменяемости «агитаторы», которые ко всем (и ко мне) приставали с вопросами: «Я проголосовал за такого-то, где я могу получить свою тысячу?».  Ну а теперь угадайте с одной попытки, кандидатами от какой партии был организован этот супер-экстра найм «агитаторов»?! Да, вы будете смеяться, но таки-да! Именно от Едра! Абсолютно открыто!))) Не понимаю только одного – почему бы им не переименоваться в «партию жуликов и воров» официально?
  3. Независимые кандидаты, видя такую артподготовку, обратились к «Наблюдателям Петербурга» - ассоциации, которая контролировала взаимодействие всех сил, заинтересованных в честных выборах 4 марта 2012 года в Петербурге. Таким образом эти кандидаты рассчитывали обеспечить честную и открытую процедуру подсчёта голосов.

Ассоциация воззвала к своим наблюдателям, я откликнулась, и вот я – доверенное лицо кандидата, который решил доверить соблюдение своих интересов Ассоциации.

День выборов

Комиссия

На нашем 183 участке – выборы, как выборы. Помещение прекрасно подготовлено. Очень много наблюдателей! Ещё бы! на участке одновременно избираются три депутата, на эти места претендуют 14 кандидатов и все они здесь! У каждого рядом жена, дети. ближайшие друзья! От каждого присутствует доверенное лицо, ЧПСГ, наблюдатель, группа поддержки, много прессы! Мне это очень понравилось – под таким пристальным наблюдением, практически невозможно что-либо скрыть. Все были взаимно вежливы и предупредительны, у наблюдателей к комиссии не возникло никаких претензий, мелкие технические нарушения устранялись сразу же. В каждой циферке и в каждой галочке наблюдатели смогли убедиться собственными глазами. Председатель, Ситников Сергей Васильевич, был на высоте – вёл процедуру очень чётко и ясно. Мне очень понравилась секретарь комиссии – она успевала делать огромный объём работы (ещё бы – столько действующих лиц!) профессионально, быстро – выдала и оформила всё, ни одну просьбу не оставила без внимания. Кроме того, на неё было приятно посмотреть –эффектная причёска,  улыбка – было ощущение, что ей, как балерине, такая напряжённая работа вовсе не составляет труда.)) Вопреки распространённому мнению, что там, где наблюдатели всё проверяют – там очень долго считаются – посчитался наш УИК 183 самым первым и без всяких нервов. Комиссия и наблюдатели взаимно поблагодарили друг друга за слаженную работу, мы написали комиссии несколько благодарностей в ТИК.

Особое ощущение от Кузьмоловских выборов – домашняя обстановка. Все всех знают – наблюдатели, избиратели, кандидаты, жёны, дети… Рядом со мной сидели великолепные кузьмоловчанки – наблюдатели от независимых кандидатов. Как только входил очередной избиратель в дверь, так сразу же кто-то из них реагировал: «О! Это наш Вася!» «Петя, куда пошёл – тебе туда!» «А чего это тётя Маша всё никак не идёт?» «Томочка, ты что, очки забыла? Возьми мои – ты же не увидишь, за кого крестик поставить!». Они настолько преданы были своим кандидатам, настолько искренне верили в их пользу для Кузьмолово, что я тоже постепенно прониклась их идеями! Что, однако, не мешало мне беспристрастно оценивать правильность самой процедуры. Я, на всякий случай, поинтересовалась – а не использовал ли и мой кандидат подкуп? Ведь это, хоть и гадкий, зато, наверное, эффективный приём. Наблюдатель Надежда (которая была его настоящим агитатором во время предвыборной компании) аж скривилась: «Нет, конечно! По крайней мере мне никто из избирателей, которых я агитировала, ничего подобного не рассказывал. Многие просто из отвращения деньги от Едра не брали. Да и чем бы он тогда отличался от того, которого собирается заменить?»

Зелёные человечки

В 8-00 на улице появилась бригада жуликов, пытавшаяся организовать оплату голосов. Это были девочка и мальчик, завёрнутые в ярко-зелёные фартуки с надписями «социологический опрос» и их бригадир, проводящий инструктаж. Мне их показали местные наблюдатели – «вот этот сидел в клубе, выдавал по 500 руб. «агитаторам», сейчас будет тысячи раздавать». У бригады оказалось разрешение на социологический опрос от телекомпании R2. Ну что же, социологический опрос – святое дело! Хотят – пусть проводят! Но как только первый избиратель вышел с участка, он сунул зелёной девочке какую-то карточку и она её проштамповала! Меня это жутко оскорбило! Я что, не могу отличить социологический опрос от проштамповывания карточек?! Меня что, тут за дурочку держат?! Меня, доверенное лицо самого Багаутдинова М.Р.!!! В общем, разгорелся короткий, но энергичный конфликт, набежали какие-то местные личности разной степени выразительности, набежали члены комиссии и наблюдатели всех мастей, засверкали вспышки фотоаппаратов, подошла полиция: пять-десять минут ругани с обеих сторон, проверка документов, и зелёные человечки уже клянутся, что они готовы проводить исключительно социологический опрос без отступлений от своего разрешения! Я им, конечно, сразу поверила, но на всякий случай, попросила около каждого встать по наблюдателю и не отходить, контролируя, что они не сделают ничего неуместного. Здесь был, на мой взгляд, самый впечатляющий момент выборов! Вы не поверите, но оказалось, что полиция Кузьмолово пресекала незаконные действия и поддерживала законные! Я как-то к этому не привыкла… Мне показалось, что я в раю! Я почувствовала, что хочу теперь жить в Кузьмолово!

Так как зелёных человечков нельзя было надолго оставлять один на один со своими искушениями, за долгий день выборов я провела много времени рядом с ними, и потому имела с ними продолжительные беседы «за жизнь».

Откуда они берутся? Девочка Настя из Гатчины (говорят, что она уже работала в  УИК в МЕГЕ-Парнас) – студентка, симпатичная, энергичная, ждущая от жизни самых естественных и понятных благ. Такое впечатление, что кто-то сыграл на её комплексе, что мол успех – он не для простых людей! И вот ей надо каким-то боком войти в «непростые». Вроде как в какую-то тайную особую касту, где ей откроются какие-то тайные особые возможности! Ерунда это всё, Настя, надо учиться, работать, думать, стараться, жить по совести – вот он к тебе и успех придёт! А с жуликами водиться – только позориться! И постоянно рисковать быть кинутой и скомпрометированной. Я Насте рассказывала, что не связываясь с жуликами жить гораздо выгоднее, мы обе страшно замёрзли, мой муж принёс мне кофту, а Насте плед. И всё бы ничего, но в какой-то момент, когда я была далеко от этой Насти, и все наблюдатели от неё отошли и очередной «агитатор» опять начал приставать к ней, требуя тысячу, она опять показалась кому-то подозрительной и её увезли в полицию! Мне очень жаль, зря, мне кажется, увезли. Но с другой стороны получилось правильно – раз уж связался с жуликами, значит жизнь теперь твоя такая должна быть. Хорошо хоть в отделениях в Кузьмолово не бьют и не пытают, а просто держат, пока не согреешься!

Другой зелёный человечек – молодой человек Антон – вообще не понятно, как умудрился с ними связаться. Вроде, разумный, разноплановый парень такой, с крепкими нервами, семейный. Он явно по-дурацки себя чувствовал в позорном зелёном костюмчике, но старался держаться орлом. Казалось, что ему прямо хочется оказаться среди нас, а не среди жуликов. Как его туда занесло? Может сыграла роль некоторая степень беспринципности? Его тоже забирали в полицию, и тоже, по-моему, зря! Ну да ладно, не так это и страшно. Антон, тебе это тоже явно не нужно.

Бригадир же зелёных человечков, Любин Сергей Владиславович, наоборот, чувствовал себя очень даже на своём месте! По моему, он казался себе  эдаким ловкачом, удачливым пройдохой, дёргающим мир за невидимые ниточки! Но ниточки были видны всем, колёсики часто не срабатывали, повсюду оставались грязные пятна! По-моему, пятно позора уже прочно ляжет на его клиентов – если их кто раньше и уважал, то в следующий раз, бесплатно их уважать уже никто не согласится. Любин озвучил мне парочку парадоксов. Вот один из них, приуроченный к очередному забиранию зелёного человечка в полицию: Он (Любин) прекрасно знает, кто такие Наблюдатели Петербурга! И знает, почему мы устроили его человечкам эту провокацию! Потому что мы действуем так: если кандидат нам заплатил, то мы не устраиваем провокаций, а если нет, то мы намеренно устраиваем провокации! Можно сказать, раскусил! Я сказала, что всё же из его слов не поняла – так заплатили нам сейчас, или нет? И кто именно из кандидатов? Любин задумался… Вроде информации ему такой не поступало, а показаться несведущим ему не хотелось… И он придумал! А нет, говорит, вы пока провокации просто так устраиваете, на будущее! Это пиар! Работаете на имя! А не то кто же вам будет платить, если у вас не будет имени! Причём он искренне мне это говорил, рассчитывал поразить меня своей проницательностью! В общем, я не знаю. где выдают эти головы, набитые такой альтернативной реальностью, ускользающей промеж логики! Курсы у них что ли какие-то с гипнозом или чё? (На всякий случай, если кто не знает, я прокомментирую: Наблюдатели Петербурга работают бесплатно, за идею. На самое необходимое по мере надобности скидываются самостоятельно. Идея состоит в том, чтобы на выборах  власть выбиралась по-настоящему, а не фиктивно.)

Следующая пара зелёных человечков (днём их сменили) – два мальчика, была уже не такая милая. К одному я вообще не подходила, а другой оказался скучным и каким-то неумным. Всё твердил мне: «Поверьте, всё давно за нас решено! Поверьте, всё заранее решено!» Ага, так я ему и поверила! Я, взрослая состоявшаяся дама, отринув весь свой жизненный опыт,  без всяких аргументов и доказательств, с первого слова поверю какому-то юному, неопытному зелёному человечку! Он не мог сформулировать ни что решено, ни кем решено, ни как решено… Ни на кой он тут тогда понадобился, если всё уже решено? Вот он мне показался типичным аморальным элементом, т.к. и правда что, почему бы не сделать что-нибудь плохое или нечестное, если от этого как бы ничего не зависит. Наверное, это будущий Любин.

Бригадир следующей пары зелёных человечков, Демьянов Алексей Юрьевич, показался мне каким-то запасным, второстепенным. Запомнилось только следующее: при разговоре о том, кто за кого голосовал на думских выборах он надолго задумался перед тем, как озвучить «за Единую Россию». Выглядело это так, как будто он взвешивал – стоит ли такую компрометирующую информацию афишировать.

Участок был прямо-таки атакован «агитаторами». Вокруг наших зелёных человечков сновали пугливые старушки, бродили, пошатываясь, «агитаторы» неопределённого возраста. Все норовили им пихнуть свои удостоверения, или на ходу прошептать свои ФИО вместе с паспортными данными, или хотя бы подмигнуть каким-нибудь условным способом. Все сообщали за кого они проголосовали и делали многозначительную паузу.  Человечки добросовестно от них отмахивались. «Агитаторы» пробовали ещё пару способов подмигивания, пробовали обратиться к кому-нибудь другому, наконец, решали, что их кинули, и с покорностью удалялись. Таким не привыкать. Это тоже люди из категории «за нас всё уже решено».

Результаты

Подсчёт голосов – отдельная драма! В маленькое помещение набилось с полсотни людей. Кандидаты, реально, волновались, их жёны и мужья волновались, доверенные лица волновались, даже нам, посторонним людям, передалось это волнение! Всё же здоровая агитация в двух округах (из трёх) победила подкуп массовый найм «агитаторов»! В третьем округе всё же победил кандидат от Едра, скупавший голоса, но и то, с отрывом всего в 11 голосов. В этом округе было целых шесть кандидатов, многие, вероятно, порядочные люди. Потому голоса избирателей распределились между несколькими и армия «агитаторов» всё же смогла перевесить каждого из них по-отдельности. Но, покрайней мере, на стадии подсчёта голосов мухлежа не было. Кандидат Багаутдинов М.Р., доверенным лицом которого я была, победил с огромным перевесом. Ура!

На обратном пути нам пришлось заехать на участок 184 в школе №1. Там, всё как всегда – председатель с протоколами сбегает, наблюдатели её ловят, неустановленные лица руководят побегом, полиция обеспечивает жуликам силовую поддержку! На моих глазах из УИК 184, с запасного выхода, сбежал глава поселения АГАЛАТОВО Сидоренко Владимир Викторович, переодевшись в женское платье, под охраной двух полицейских, не представляясь, не поясняя, что он делал в УИК 184, только на ходу повторив несколько раз: «Выборами я не занимаюсь! Я вообще не занимаюсь выборами!» Быстро сел в свой оранжевый Порш, чертыхнулся по поводу спущенного колеса, но, не мешкая уехал. Говорят, он потом подобрал председателя с протоколами из какого-то секретного места. Полиция (эх, позор ей!) участвовала в этих неправовых действиях по полной программе! В общем, я расхотела жить в Кузьмолово!

Но всё закончилось благополучно, наблюдатели на машинах организовали сопровождение, обогнали Порш со спущенным колесом, в ТИКе была тоже куча наблюдателей и членов комиссии, проштрафившегося председателя встречали – протокол ей переписать не удалось! Т.е. как избиратели выбрали – так и внесли в официальные итоги.

Таким образом, власть в Кузьмолово, считайте, сменилась! И у пятисотрублёвых «агитаторов» и у непродающихся граждан появились в муниципальном совете свои реальные представители! На первом же заседании совета выбрали главу МО – представителя КПРФ Людмилу Воронкову (8 из 15 голосов) голосов – теперь глава МО – не едросовец! Надеюсь, что деятельность нового муниципального совета не разочарует жителей Кузьмолово!

Привет. Обычно я не прошу ничего такого, а сейчас вот прошу: ПОЖАЛУЙСТА, ПРОЧИТАЙТЕ, И СДЕЛАЙТЕ ПЕРЕПОСТ. Если вы со мной знакомы лично, напишите к перепосту комментарий, откуда вы меня знаете. Пожалуйста, это все очень важно, для всех людей в России, в том числе, и для вас. А уж как это важно для меня – не передать словами.
Это довольно длинная история о моей работе в участковой избирательной комиссии №44, писать её было трудно, неприятно и очень долго, поэтому я выкладываю её только сейчас – как написала, так сразу и выложила.


          Меня зовут Любарова София, мне 18 лет. Я была членом участковой избирательной комиссии  с правом решающего голоса (УИК №44, н.р. Фонтанки, д. 134, председатель Ковалёва Наталья Викторовна), и лично стала свидетелем и жертвой циничного беспредела в нарушении законов.  Я была направлена в участковую избирательную комиссию от Яблока. Почему Яблоко? Потому что у них было легче всего получить это направление. Зачем я туда полезла? Как и тысячи людей по всей стране, хотела, чтобы выборы были честными и законными. Я с радостью сидела бы дома на диване, если бы всё работало само по себе, но опыт прошлых выборов показал, что само по себе честно не получается, надо идти и принимать участие в этой работе лично. Это право каждого гражданина, утверждённое федеральными законами №№ 19 и 67. Если вы найдёте для этого время и силы – воспользуйтесь им тоже, через два года будут не менее важные выборы в законодательное собрание. Любые новые люди, не входящие в отлаженную систему фальсификаций, могут их предотвратить, или хотя бы зафиксировать.
          Вместе со мной на участке №44 присутствовали мои знакомые: Илья Учитель – наблюдатель от кандидата Миронова, и Александра Чарно – представитель СМИ «Яблоко России».


1.    Мой статус и общая обстановка

          Как должно быть:
          Федеральный закон №67, ст. 29, п.23
Член комиссии с правом решающего голоса:
а) заблаговременно извещаются о заседаниях соответствующей комиссии;
б) вправе выступать на заседании комиссии, вносить предложения по вопросам, отнесенным к компетенции соответствующей комиссии, и требовать проведения по данным вопросам голосования;
в) вправе задавать другим участникам заседания комиссии вопросы в соответствии с повесткой дня и получать на них ответы по существу;
          Федеральный закон №67, ст. 28, п.10
Член комиссии с правом решающего голоса обязан присутствовать на всех заседаниях комиссии.
          Рабочий блокнот участковой избирательной комиссии, ЦИК РФ
Секретарь УИК заблаговременно извещает о заседании комиссии членов комиссии и других лиц, определенных законодательством;


          Как было:
          12 февраля было первое заседание комиссии. Именно в этот день председатель позвонила мне «познакомиться», но о заседании ни словом не обмолвилась. До выборов по плану должно было быть 5 заседаний. Меня известили только об одном, промежуточном, на нём единственном я и была. При этом я сама часто находилась в помещении комиссии, в соответствие с графиком дежурств, но комиссия всё равно умудрялась проводить заседания (по крайней мере, по документам) без меня.
          Я дежурила в комиссии как полагается, даже больше остальных: на первой неделе четыре дня, на последующих два и три – так же, как все, с 15.00 до 20.00 выдавала открепительные, принимала звонки и заявки на голосование вне помещения, работала со списками. Поверьте, никогда не отлынивала от своих обязанностей и не отказывала никому в помощи. Я понимала, что моё положение в комиссии будет сложным, и потому старалась работать безупречно.
          Обычно я дежурила одна, или вместе с председателем комиссии. За время дежурств, я задавала вопросы о работе комиссии, проявляла повышенное внимание к деталям, демонстрировала, что принципиально собираюсь не отступать от законов. Чем ближе ко дню голосования, тем хуже становилось отношение председателя ко мне. Под конец на все вопросы, даже самые невинные, в мой адрес звучало с нескрываемым раздражением, дословно: «Не суй нос не в своё дело», «Не приставай», «Будешь мне надоедать – отстраним от должности».

          Почему было так? Моё предположение:
          Моя комиссия – все между собой родственники и друзья, работают вместе не первый раз. Председатель комиссии – мать, секретарь комиссии - дочь, один из членов комиссии – бывший муж дочери, еще один член комиссии – подруга детства дочери, вместе учились. Всего 11 человек, я двенадцатая. Не со всеми я успела близко пообщаться, но и остальные вели себя как их старые друзья. Все решения принимались единогласно. Вероятно, им сначала даже в голову не приходило, что у кого-то может возникнуть реальный интерес к деятельности комиссии, распределению постов и обязанностей, соблюдению законности. А потом, когда они почувствовали мою принципиальную позицию, стали относиться ко мне настороженно, и целенаправленно скрывали уже всё, что могли. Когда я пыталась узнать что-нибудь, хоть на чём-нибудь настоять, они не стеснялись повышать на меня голос, давить возрастом, количеством, делать вид, что они меня не слышат,  что у меня нет никаких прав, что моё мнение ничего не значит. Типичная дедовщина. 


2.    История с опечатыванием урны

          Как должно быть:
          Федеральный конституционный закон №5, гл. 9, ст. 74, п.4
В 8 часов в день голосования председатель участковой комиссии объявляет помещение для голосования открытым и предъявляет к осмотру членам участковой комиссии, присутствующим участникам референдума, лицам, указанным в части 3 статьи 34 настоящего Федерального конституционного закона, пустые переносные и стационарные ящики для голосования, которые затем опечатываются печатью участковой комиссии (пломбируются).


          Как бы
ло:
          Моя комиссия хотела опечатать ящики для голосования еще 3 марта! За день до голосования! Я была против, они долго кричали на меня, однако, ящик запечатывать не решились. В день голосования комиссия опять решила опечатать ящики для голосования заранее, до открытия участка, не по закону. Я снова была против, но они решили меня проигнорировать. Тогда я потребовала провести голосование комиссии по этому вопросу, прямо под камерой, с занесением итогов в протокол. Пусть тот, кто хочет нарушить процедуру, возьмёт на себя персональную ответственность.  Кричать на меня они продолжили, но закон нарушить так и не решились, нехотя, но опечатали по правилам.

          Почему было так? Моё предположение:
          Это было очень показательно. Порядок проведения выборов строго регламентирован, любая мелочь имеет значение. Ни одной нельзя пренебрегать, если нужно доказать, что выборы честные и прозрачные. Эти выборы честными не планировались, и мне кажется, именно в этот момент члены комиссии, наконец, поняли, что я действительно буду контролировать исполнение законов и могу неожиданно для них на чём-то настоять –  даже одна против всех. Именно в этот момент они запаниковали, и решили не подпускать меня ни к чему вообще.


3.    Спрятанная урна

          Как должно быть:
          Федеральный конституционный закон №5, гл. 9, ст. 74, п.4
В 8 часов в день голосования председатель участковой комиссии объявляет помещение для голосования открытым и предъявляет к осмотру членам участковой комиссии, присутствующим участникам референдума, лицам, указанным в части 3 статьи 34 настоящего Федерального конституционного закона, пустые переносные и стационарные ящики для голосования, которые затем опечатываются печатью участковой комиссии (пломбируются).
          Федеральный закон №67, гл. 4, ст. 29, п. 23
Член комиссии с правом решающего голоса:
г) вправе знакомиться с документами и материалами (в том числе со списками избирателей, участников референдума, с подписными листами, финансовыми отчетами кандидатов, избирательных объединений, бюллетенями), непосредственно связанными с выборами, референдумом, включая документы и материалы, находящиеся на машиночитаемых носителях, соответствующей и нижестоящих комиссий и получать копии этих документов и материалов (за исключением бюллетеней, открепительных удостоверений, списков избирателей, участников референдума, подписных листов, иных документов и материалов, содержащих конфиденциальную информацию, отнесенную к таковой в порядке, установленном федеральным законом), требовать заверения указанных копий;


          Как было:
          До 8.00 четыре урны, стационарная и переносные, стояли в помещении для голосования под камерой, у всех на виду, и ждали, пока их опечатают. Меня отправили с поручением на другой этаж, в бывшее помещение комиссии, и вдруг я увидела там ещё один переносной ящик для голосования! Полупрозрачный, нового образца, с печатью нашей комиссии и подписью председателя. Это не положенное место для переносного ящика, и я спросила у секретаря, что этот ящик там делает. Секретарь замялась, и ответила, что ящик с прошлых выборов и не будет использоваться.
          Через 20 минут меня послали в это же помещение к телефону, принимать заявки на выездное голосование. Переносного ящика для голосования там уже не было! Куда он делся? Ни комиссия, ни председатель не смогли ответить мне, где он, изображая беспокойство и недоумение. Я попросила опись имущества комиссии. Этот документ мог внести ясность – что это был за ящик. Мне отказались показать опись, и вообще какие- либо документы, с криками и оскорблениями.
          Целый час мы возились и искали этот «пропавший» ящик. Наконец, его случайно нашла сотрудница МВД, ответственная за пожарную безопасность. Она открывала запасные выходы и нашла ящик запертым между дверьми. Ключи от этого запасного выхода были у председателя. С найденного ящика председатель комиссии сорвала все бумажки с подписями и печатями и отнесла его открытым  под камеры, к стационарному ящику для голосования.
Опись мне так и не показали. Документы комиссии в день голосования мне вообще практически не показывали, даже после многочисленных просьб, даже после письменного заявления. Копии снимать тоже не давали, даже фотографировать не разрешали.

          Почему было так? Моё предположение:
          Это просто цирк с конями, конечно. Если этот ящик не был задействован ни в каких махинациях, то всё, что нужно было сделать председателю – показать мне опись имущества, переданного комиссии: 30 секунд – и проблема была бы решена. Вместо этого председатель целый час устраивала спектакль с исчезновением и поисками этого ящика, с криками и руганью, лишь бы не показать мне документы. Зачем это было сделано – моей логике не подвластно. Полагаю, комиссии уже было так страшно за свои фальсификации, что рассудок совсем помутился, и они решили любой ценой не показывать мне вообще никаких документов. Или этот ящик действительно должен был участвовать в каком-то обмане, других объяснений нет.
          Соблюдение законов очень облегчило бы работу комиссии (честную). Вместо того, чтобы спокойно работать, и дать спокойно работать нам, они только и делали, что кричали на нас пытались отогнать и скрыть от нас всё, что только могли. Также нам не дали необходимые нам документы: копии реестра лиц, присутствующих в помещении для голосования; копию ведомости на голосование вне помещения; реестр заявлений избирателей о предоставлении им возможности проголосовать вне помещения, и так далее.


4.    Побег 420 бюллетеней в психдиспансер

          Как должно быть:
          ФЗ №19, ст. 71, п. 6
Председатель участковой избирательной комиссии обязан объявить о том, что члены участковой избирательной комиссии будут проводить голосование вне помещения для голосования, не позднее чем за 30 минут до предстоящего выезда (выхода) для проведения такого голосования, а также предложить членам участковой избирательной комиссии с правом совещательного голоса и наблюдателям присутствовать при его проведении.
          ФЗ №19, ст. 27, п. 6
Избиратели, находящиеся в день голосования в больницах, санаториях, домах отдыха, местах содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых и в других местах временного пребывания, включаются в список избирателей на основании паспорта или документа, заменяющего паспорт гражданина, и открепительного удостоверения для голосования на выборах Президента Российской Федерации (далее - открепительное удостоверение). Избиратели, находящиеся в местах временного пребывания, работающие на предприятиях с непрерывным циклом работы и занятые на отдельных видах работ, где невозможно уменьшение продолжительности работы (смены), а также избиратели из числа военнослужащих, находящихся вне места расположения воинской части, не имевшие возможности получить открепительное удостоверение, решением участковой избирательной комиссии могут быть включены в список избирателей на избирательном участке по месту их временного пребывания по личному письменному заявлению, поданному в участковую избирательную комиссию не позднее чем за три дня до дня голосования.


          Как было:
          В 8.00 меня отправили к телефону в бывшее помещение комиссии на другом этаже. Телефон в другом помещении – это уже нарушение. (Меня вообще постоянно «отсылали» из помещения для голосования, используя любой предлог. Это было незаконно, но эту работу тоже должен был кто-то делать. Так как я была настроена не только контролировать честность, но и работать, я не могла себе позволить отказываться от таких поручений. Например, я честно 3 часа ходила по квартирам – проводила голосование на дому. Возможно, вы меня видели – в коричневой куртке, с переносной урной через плечо.)
          Меня предупредили, что с 8.00 до 14.00 я принимаю последние заявки и составляю список на первое голосование вне помещения, а затем иду с этим списком по квартирам его проводить. В 8.50 мне позвонил Илья Учитель, наблюдатель, из помещения для голосования, и сказал, что вдруг куда-то унесли переносной ящик для голосования, уже из-под камер. Он поймал людей с этим ящиком в дверях, спросил, куда его несут? Сказали, что на выездное голосование, и сразу ушли. На вопрос о документах ему мельком издалека показали список на полторы страницы (максимум 30 фамилий). Он подошёл к председателю, попросил разъяснений, потребовал ведомость. Разъяснений никаких не получил, по ведомости оказалось, что выдано 420 бюллетеней.
          420!!! Когда в моём списке меньше 30 человек за целый месяц записи, а на нашем участке всего 2100 бюллетеней! Какое ещё выездное голосование? Ведь я же на него список составляю! И никаких других списков на выездное голосование не было. Мне же сказали, что это я на него иду! Я пошла задавать вопросы председателю.
          Председатель как всегда накричала на меня, уходи, мол, но ничего не пояснила. Пришлось написать заявление. После этого мне всё-таки сказали, что выездное голосование уехало на некое «режимное предприятие» по адресу набережная реки Фонтанки 132. Это было вызывающе абсурдно, потому что всего пару дней назад я спрашивала про этот дом, почему он пропущен в списках избирателей. Председатель же говорила, что ни малейшего понятия не имеет. Наблюдатель поискал этот дом в Интернете, оказалось, что это психдиспансер №7. Списки избирателей, или хоть какой-нибудь документ, на основании которого было выдано именно 420 бюллетеней, нам посмотреть не дали. Сказали, что вот вернётся голосование – тогда и посмотрим. Копию ведомости, по которой эти бюллетени выдали, тоже не дали. Вернулось это голосование в 19.55, никаких документов нам, естественно, уже не показали, потому что...против нас уже приняли меры.

          Почему было так? Моё предположение:
          Комиссия провела целую спецоперацию, для того, чтобы невозможно было проконтролировать это выездное голосование. Сравните с тем, как чётко расписана эта процедура в законе. Видели мы этот психдиспансер №7 – крошечное здание за высоким забором – трудно представить, что туда могло влезть 420 человек. Разве что, в несколько слоёв. Да ещё все были с открепительными удостоверениями... Длилось это «голосование» больше, чем 11 часов, в соседнем-то доме, все избиратели – в одном здании! Что можно делать столько времени? Насколько я понимаю, они просто ждали, пока нас удалят, чтоб вернуться со своими «результатами» без помех.
          Арифметика такая:
          На нашем участке всего проголосовало 1165 человек + 36 человек на дому + 420 бюллетеней «уехало в психдиспансер». По официальным данным из них 61,7% (1000 голосов) – за кандидата В.В. Путина. Это примерно на 15 - 20% больше, чем в среднем на тех участках, где наблюдателями не зафиксировано никаких нарушений. Где никого не выгоняли, ничего не скрывали, показывали любые документы. Такие участки тоже были. Для контраста: отчёт моей мамы, члена участковой избирательной комиссии №1854, с такого участка.


5.    Как от нас избавились

          Как должно быть:
          Федеральный закон №138, ст. 12
Член избирательной комиссии с правом решающего голоса может быть освобожден от обязанностей члена избирательной комиссии до истечения срока полномочий по решению органа, его назначившего, в случаях:
подачи членом избирательной комиссии заявления в письменной форме о сложении своих полномочий;
утраты членом избирательной комиссии гражданства Российской Федерации;
вступления в законную силу обвинительного приговора суда в отношении члена избирательной комиссии;
признания члена избирательной комиссии решением суда, вступившим в законную силу, недееспособным, ограниченно дееспособным, безвестно отсутствующим или умершим.

Члены избирательной комиссии с правом решающего голоса в период проведения выборов не могут быть привлечены без согласия прокурора к уголовной ответственности или подвергнуты административному взысканию, налагаемому в судебном порядке.


          Как было:
Весь день председатель твердила мне, что вот, сейчас комиссия меня удалит. Я не могла поверить, что они решатся так явно нарушить закон и внести это в протокол, поставив под этим свои подписи. С таким же успехом комиссия могла решить голосованием меня убить, или взорвать соседний дом. Но в 19.50 председатель обошла всех членов комиссии, и подписала у каждого акт и решение об удалении Ильи, наблюдателя, и меня. На всякий случай я всё же позвонила в колл-центр юристам ассоциации «Наблюдатели Санкт-Петербурга», удостоверилась, что меня ТОЧНО-ТОЧНО, НИКАК, ни под каким предлогом нельзя удалить, и взяла телефон полиции, чтоб вызвать наряд, если всё-таки решат удалять. В 19.55 зам.председателя подошла к урне и начала оглашать. Сначала зачитала акт и решение об удалении Ильи, подписать мне его не дали, оставить особое мнение тоже. Удалили Илью потому что, якобы, его документы поддельные, но усомнились в этих документах именно к восьми вечера. Причина смехотворная, удаление незаконное, но для удаления наблюдателя в законе есть хоть какие-то лазейки, поэтому Илье пришлось уйти. Потом зачитала мои акт и решение. Меня собирались удалить за «дебош перед началом выборов» (это дословно). Имелась в виду история из части 2 этого рассказа, которая дебошем, естественно, не являлась. Но даже если бы я устроила десять дебошей, НЕВОЗМОЖНО УДАЛИТЬ ЧЛЕНА УИК С ПРАВОМ РЕШАЮЩЕГО ГОЛОСА! Никак! Вообще! Поэтому я положила телефон в карман, документы в сумку на плечо, перетащила свой стул к урне, под камеры, села на него и отказалась уходить. Сначала меня попросил уйти дежурный полицейский на нашем участке, я не ушла и вызвала наряд полиции. Через некоторое время пришли ещё два сотрудника полиции, сказали, что они и есть наряд, и предложили мне уйти. Я отказалась, и тогда они просто взяли меня за руки и за ноги, и унесли. Каждый имеет право сопротивляться незаконным действиям полиции. Я пыталась за что-нибудь держаться, но что я могу против двух взрослых мужчин? Но я всё-таки пыталась. Потому что невозможно просто подчиняться, зная, что ты прав, но ничего, НИЧЕГО не можешь сделать, и ВСЕ против тебя, даже те, кто должен защитить, что всё, ничего не получилось, всё, за что ты так боролся - закон, вот так вот просто переступили! Что сейчас они там всё посчитают, как хотят, все голоса в помойку, всё сфальсифицируют, я даже уже знаю, как, но всё, что я делала до этого, окажется бесполезным!
          Меня вытащили из помещения для голосования на лестницу используя грубую физическую силу, надели наручники, стащили на первый этаж. У меня неделю после этого всё болело, и судмедэкспертиза насчитала телесных повреждений на полтора листа.
          У меня отобрали телефон и отвезли в отделение. Никому позвонить не дали. Собирались оставить в отделении ночевать, уже шнурки расшнуровать велели. Но, через 3 часа отпустили. Почему так быстро – меня приехали забирать помощники депутатов от Яблока, и быстро разъяснили полиции, что их действия на самом деле были незаконны.
Было почти 00.00, но мы поехали писать жалобы в ТИК Адмиралтейского района. Там было очень много людей, и все писали жалобы.  Наши жалобы приняли и зарегистрировали, мы уехали домой.

          Почему было так? Моё предположение:
          В 20.00 начинается подсчёт голосов – самая важная часть выборов для фальсификаторов. «Город засыпает, просыпается мафия». Именно в этот час по всей стране с нечестных участков удаляют всех наблюдателей, которые хоть как-то проявили свою принципиальность. Их документы, предъявленные 12 часов назад, вдруг начинают казаться подозрительными, любые слова – дебошем, любые действия – срывом голосования. Это было ожидаемо, но удаление члена комиссии – это что-то, ранее неслыханное.
          Почему УИК №44 пошла на такое открытое нарушение? Чтобы скрыть от меня свои действия, они готовы были даже «подставиться». Возможно, они не боятся ответственности, потому что их обещали «прикрыть» сверху. Мы готовим документы на них в суд, вот и проверим, так ли это.


6.    Вместо эпилога

          Ассоциация «Наблюдатели Санкт-Петербурга» сообщает, что в нашем городе только зарегистрированных жалоб было более 1100. А большинству наблюдателей и членов комиссий даже не удалось их подать: «Не возьмём, и всё!». Зато в официальном отчёте,: горизбирком объявил, что на весь город было зарегистрировано… 4 (ЧЕТЫРЕ!!!) жалобы. И эти честнейшие люди, конечно же обеспокоились, сразу же разобрались и наказали виновных!.
          Мы с Ильёй выложили отчёты о выборах в Интернет, в том числе, это видео . А ночью 6 марта секретарь комиссии Ирина Ковалёва разыскала меня «в контакте» и написала мне вот что:
«Соня, я тебе очень рекомендую убрать со страницы видеоряд сопровождающийся экстримистскими высказываниями в адрес присутствующих... До сих пор не улегся гормональный фон, до сих пор галлюцинации? Закончились игры, где ты показала себя перед всеми в роли Зои Космодемьянской. Пиар компания завершилась. Началась взрослая жизнь. В которой есть и другая правда и другое видео, и люди, которые скажут как все было... Ты, кстати, спросила у Саши Чарно, которая осталась до конца, как все закончилось? Надеюсь она показала тебе копию заверенного протокола? Если нет, так ты поспрашивай. Вообщем я все таки надеюсь, что ты разумно примешь решение относительно своих дальнейших действий.»

          Саша Чарно действительно осталась на подсчет голосов, но видела его издалека, её заперли в угол и приставили к ней подставного наблюдателя (большинство наблюдателей были тоже друзьями семи Ковалёых), запретили фотографировать. Копию ей дали недействительную. Вот её отчёт
          Я Ирине ничего не ответила, но зашла посмотреть на её страничку, и что я там вижу? Видео моего задержания,  с мерзким комментарием, в котором нас с Ильёй обвиняют не только в дебоше и срыве голосования, но ещё и в том, что мы «получали указания из колл-центра». Я тогда в первый раз увидела со стороны, как меня забирали. Руки ещё полчаса тряслись, той ночью мне приснился первый в жизни кошмар, а проснулась я оттого, что звала во сне папу, тоже первый раз в жизни. Это так сложно передать словами, но чувства ужасные(

          Вот члены УИК №44 с правом решающего голоса, которые все решения приниамали единогласно:
Председатель комиссии: Ковалёва Наталья Викторовна
Зам. председателя: Чиберева Анжелика Валерьевна
Секретарь комиссии: Ковалёва Ирина Владимировна
Члены комиссии:
Букалова Наталья Михайловна
Стручкова Светлана Степановна
Ратько Александр Сергеевич
Шайнога Юлия Владимировна
Липский Павел Иванович
Халикова Юлия Владимировна
Овчинникова Елена Александровна
Иванова Людмила Ивановна

          В этом рассказе – далеко не все нарушения, их хватило бы ещё на два таких рассказа.
Единственное, что я могу сделать, чтобы хоть как-то восстановить справедливость – это подать жалобы в прокуратуру, в полицию, подать в суд. Необходимо распространить эту историю как можно шире, потому что именно из-за того, что закон был так открыто и нагло нарушен во время моего удаления, есть шансы наказать виновных и создать прецедент!



Мне можно написать ещё на http://vk.com/thehedgehogpfff


Моя история - далеко не единичный случай:

http://www.kartanarusheniy.org - тут истории из других УИК, далеко не всех.
http://kprf.ru/rus_law/104435.html - потрясающая история из ТИК (вышестоящей комиссии), от очевидца
http://www.koshcheev.ru/2012/03/13/cik-osoboe-mnenie/ - А вот и самая высокая комиссия – ЦИК. Особое мнение одного из членов ЦИК
http://edvvvard.livejournal.com/58543 - А так дела о фальсификациях рассматриваются в судах.
http://kprf.tv/video/vot-vam-ih-chestnye-vybory.html - Как это всё организовывалось.

"Каждый раз, когда я наряжаюсь для какого-то события, своим нарядом я хочу сказать: вот как я сейчас себя чувствую. Например, сегодня я чувствую себя русской проституткой. Хотя, конечно, это было уже довольно давно. Я нацепила на себя топ от Стеллы Маккартни, который был весь утыкан перьями, у меня был черный макияж вокруг глаз и свисающие пряди волос. Когда я уже собиралась выходить, мама сказала: «Такой топ никуда не годится». Но что тут сделаешь, если в тот момент я хотела быть русской проституткой."
ах чёрт. это именно так.

мужчины буквально

кое-кто мне тут сказала, что с такими требованиями я себе никогда никого не найду. фигня. какие там требования? всё, буквально всё исправимо, подо всё можно подстроиться, со всем можно смириться. но что не изменишь, так это ум и адекватность. это всё. мужчина должен быть умным и адекватным, в этом случае не помешают даже ранние усы и глупые шмотки, да вообще ничего не помешает.
никто из мальчиков этого не понимает. всё зря - качалка, шутки и поло фред перри, если принц тупица.
дикси

ну ад же

привет.
просто не могу уже держать всё в себе и никому не рассказывать. пишу чтоб выговориться.
ура, добро пожаловать.